«Папа, расскажи о войне!»

Только с возрастом понимаешь, насколько ценна такая информация – из уст живых свидетелей войны…

 

Общероссийская акция «Бессмертный полк» 9 мая в этом году состоится в онлайн-формате. К акции уже присоединились 150 тысяч человек, как сообщает  оргкомитет акции.

Сотрудники нашей газеты также примут участие в онлайн-шествии «Бессмертного полка». А сегодня на страницах нашей газеты они рассказали о своих родственниках, прошедших дорогами войны.

…«Держи фрица! Он на крыше засел! За Родину! За Сталина!» Громкий крик разорвал тишину ночи в хате. Проснулись и замерли от страха 11-летняя Валя и 8-летняя Маша, спавшие в родительской комнате. Точно так же в испуге открыв глаза, лежали в соседней комнате их братья – 9-летний Петя и 4-летний Коля. Все дети, затаившись, слушали, как мама будит и успокаивает отца: уж сколько лет прошло, а он всё продолжает «воевать», крича во сне…

 

Иван

Мой папа, Иван Гаврилович Чередниченко, не любил вспоминать о войне, — рассказывает сегодня Мария Ивановна Лисунова (Чередниченко).- То, что мы знаем о его боевой службе, собрано по крупицам. Очень жалею, что не догадалась вести записи, больше расспрашивать, пока он был живой.

А рассказать о войне  Иван Гаврилович Чередниченко, несомненно, мог бы очень много! Он был призван в армию 25 ноября 1939 года, 23 февраля 1940-го принял присягу. Но демобилизоваться в положенный срок ему не пришлось – началась Великая Отечественная война. И её он прошёл от первого до последнего дня, до самых Бранденбургских ворот. Был командиром орудия 57-миллиметровых пушек, служил в зенитных артиллерийских полках №№ 183, 26 и 309 в звании гвардии сержанта.

За участие в боях Центрального и Южного Фронтов в 1941-1942 годах награждён орденом Красной Звезды и орденом Славы третьей степени. Имеет боевые медали   «За Победу над Германией», «За взятие Берлина»,  «За освобождение Варшавы». А также благодарности в приказе Сталина за прорыв обороны врага на Одере и взятие Берлина. За участие в боях первого Белорусского фронта – благодарности в приказах Сталина за прорыв обороны врага на Висле, взятие Познани, Сохачева, Скерневище, Ловича, за вторжение в пределы  Бранденбургской провинции и победоносное наступление на Берлин.

— Папа был дважды ранен на войне, — рассказывает Мария Лисунова. — Я видела шрам на его спине. Это ранение он получил 23 июля 1944 года. А второе —  в лоб — седьмого мая 1945 года. К счастью, оно было лёгким. Как рассказывал папа, это было в Берлине, прятавшийся в развалинах юнкерс бросил гранату… осколком задело.

Но ранений у Ивана Чередниченко могло быть по крайней мере на одно больше и последствия могли быть куда страшнее. Спас его орден Красной Звезды, закреплённый на груди у сердца, принял удар осколка на себя. Поэтому с  одного лучика звезды и содрана красная эмаль.

— Я никогда не расспрашивал отца о войне, он сам вспоминал, когда, бывало, выпьет за столом, расслабится,  — рассказывает Пётр Иванович Чередниченко. – Помню, как мы всегда отмечали день Победы в семье. Это ведь было и радостью, и трауром, в основном, поминали погибших. Пили за Победу, а последнюю рюмку – всегда за тех, кто не вернулся.

А рассказывал Иван Гаврилович своим детям, с какими ожесточёнными боями они освобождали от фашистов Кёнигсберг. Как он попадал в окружение в болотах под Смоленском и в Брянских лесах. Как это было страшно! Коммунист с 1943 года, он в самые ужасные моменты начинал шептать молитву «Отче наш»… Сколько его сослуживцев остались там навечно… А с какой глубочайшей скорбью он всегда вспоминал о друзьях, таких же молоденьких, как он, но погибших при форсировании Днепра. Правый берег – очень крутой, попробуй влезь… Горстки бойцов, кому удавалось доплыть живым, закреплялись на суше, окапывались, ждали остальных и – в атаку!

…Демобилизовался Иван Чередниченко 20 мая 1946 года, отслужив и отвоевав в рядах советской армии шесть с половиной лет. Вернулся домой, в Белгородскую область, Больше-Троицкий район, село Белянка. И – сразу в поле, обрабатывать землю. Правда, тогда первыми ступали в поля сапёры, обезвреживали заложенные фашистами мины.

Устроился Иван Гаврилович на МТС (машинно-тракторную станцию) села Авиловка, которая обслуживала трактора во всём Больше-Троицком районе. Однажды, на соседнем участке поля он увидел трактор, которым управляла молодая красивая девушка – Анна Глазунова. Так он и познакомился со своей будущей женой.

 

Анна

В отличие от своего мужа Анна Егоровна Глазунова приближала Победу в тылу, но и ей довелось «пообщаться» с фашистами… Всю войну она трудилась на тракторе в поле,  растила хлеб. Как и многих молодых девчат на селе, только закончивших школу, её отправили на ускоренные курсы трактористов-машинистов. В страду они месяцами не появлялись дома, жили в поле, когда в полевом стане, голодные, грязные от пыли, от трактора. Хорошо, что рядом был родник, и неподалёку единоличник держал свою пасеку. Он изредка угощал их мёдом. А так питались листьями и цветами липы, травами, и часто приходилось ночевать в тракторе, чтобы сэкономить бензин и время. Ведь пока до стана доедешь, уже рассветает и пора опять за руль.

Дважды их село Авиловку  оккупировали немцы и заставляли ночью копать окопы  высотой в человеческий рост и длиной по десять метров. Но немцы давали работницам баночку консервов из сухарей, и они прямо сыты были. Во время оккупации немцы выгнали всю семью Анны из их дома, и там поселился офицерский состав. Так как дом был большой, четыре комнаты, кладовка, веранда и сараи.  Немцы всё отобрали, сожрали оставшихся кур, продукты, овощи какие ещё у них оставались. А когда отступали, то  всех стреляли и всё съедобное грабили. Оставили после себя свой подбитый танк прямо посреди улицы.

…Также и на свою армию их посылали копать окопы и укладывать шпалы и рельсы. Молодые девчата протягивали стратегически важную железную дорогу Белгород-Курск.

 

После войны

После свадьбы молодая семья обосновалась в доме у мужа – в селе Белянка. И в 1948 году у них появилась первая дочь Валя. А потом – Петя, Маша, Коля. Это было очень тяжёлое послевоенное голодное время. Иван Гаврилович возглавил тракторную бригаду, ремонтировал комбайны, тракторы, а в уборочно-посевную садился за руль и убирал рожь, пшеницу и другие злаковые. В 1970-80-е годы он был главным инженером на белянской птицефабрике. Сейчас там большая современная птицефабрика, где птичницы ходят в одноразовых стерильных халатах, всё автоматизировано — и сбор яиц, и кормление, и чистка-уборка. А курочки несут яички под брендом «Лето».

Как ударника коммунистического труда Ивана Чередниченко первого из района послали в Москву, на ВДНХ. Оттуда он привёз огромного копчёного осетра, бублики и колбасу. Его дети такого тогда в глаза
не видывали!

…Коммунист Иван Гаврилович и глубоко верующая Анна Егоровна прекрасно уживались. Все дети были крещённые, в хате располагался иконостас. Когда в гости приезжали партийные, хозяйка снимала лампадку, а иконки заслоняла портретом Ленина.

В красном же углу хаты, как икона, висел и портрет маршала Советского Союза Г.К. Жукова. Своего  верховного главнокомандующего Иван Гаврилович очень уважал и даже видел его вживую. Это было седьмого сентября 1945 года, когда маршал Жуков от Советской стороны принимал Парад Победителей, проходивший в Берлине у Бранденбургских ворот. В нём также участвовали войска союзников СССР – Великобритании, США и Франции.

— Мы только сейчас осознали весь ужас, что пришлось испытать папе за все эти военные годы, — признаётся Мария Ивановна. — Он всегда с гордостью говорил про Советскую Армию. Он бы глотку тому порвал, кто плохо скажет за советских солдат.  Сейчас он там в гробу, наверное, перевернулся, от того, что иностранцы говорят о войне и выбрасывают памятники освободившим их страны полководцам. Он бы сказал: «Воспряли отпрыски шакалов!».

…Ивана Гавриловича не стало 29 марта 1984 года, Анны Егоровны- 25 октября 2000 года. Все боевые награды отца и память о нём бережно хранит семья Марии Ивановны Лисуновой.